Драмкружок, кружок по фото, хоркружок – мне петь охота…

Пока мальчишки и девчонки наслаждаются теплыми денечками последнего летнего месяца: объедаются ягодами прямо с куста, рассекают на своих двух-, трёх-, четырехколесных «железных конях» по широким аллеям и узким улочкам, ныряют с головой кто в реку, кто в море; родители ныряют в океан предсентябрьских хлопот. В списке важных дел: подобрать школьную форму к новому учебному году, купить дневник и канцтовары, сходить на родительское собрание в школу самбо, найти в комоде прошлогодний купальник для занятий танцами…

В местном доме культуры суетливо толпятся заботливые мамы, папы, бабушки и дедушки, жаждущие запихнуть в «график» своего чада всевозможные кружки, школы и студии, не оставив свободного времени, «чтобы не болтался без дела». Все – из-за большой любви, конечно же. Времени еще – …маленькая тележка, никакого вагона, нужно поторопиться с выбором.

В последние годы вновь стало престижным музыкальное образование. Забытые после распада СССР хоровые школы, детские и молодежные оркестры сегодня обрели популярность. Музыкальные школы перестали жаловаться на недобор учеников, напротив: классы переполнены – педагоги счастливы. Для взрослых ребят даже придумали ускоренную программу обучения – 5 лет, вместо привычных семи-восьми. Нужно отдать должное телевизионным передачам и конкурсам, которые заметно «подогревают» интерес к профессиональному занятию музыкой.

Да и возвращение к своим корням, возобновление традиций – сегодня актуальная тема. Песня всегда была неотъемлемой частью жизни русского человека. Сеяли – пели, пряли – пели, жали – пели, пели, когда грустили и когда радовались. Хором и по одному.

В XIX веке популярными, в дворянской среде, были уроки фортепиано. Каждую девочку учили играть сначала мамы или гувернантки, а затем профессиональные музыканты. Вряд ли тогда возникал вопрос «нужно ли девочке музыкальное образование?», так было принято. В любой книге того времени найдется место для рассказа о дивной барышне за фортепьяно, ловко перебирающей тонкими пальцами клавиши инструмента.

А сегодня заметно увеличивается и число мальчиков в списках принятых в музыкальные школы, и, честно говоря, им всегда отдают своё предпочтение учителя. «Не мужское это дело», к счастью, осталось в прошлом, многие доходят до осознания, что настоящее творчество дело серьезное. Поэтому мамы и бабушки с радостью тащат своих хулиганов на уроки сольфеджио, которые мальчики не любят больше остальных, а через уже через пару месяцев любуются своим мальчуганом из зрительного зала.

Медведь на ухо наступил

Напрасно в отсутствии слуха обвиняют бедного медведя. Кто-то когда-то придумал, что музыкальным слухом обладают лишь некоторые. На самом деле он есть почти у всех, за исключением глухих людей. У многих лишь нарушена координация между слухом и голосом – «слышу, что пою неправильно, а исправить не получается». Налаживание этого механизма происходит относительно быстро и в большинстве случаев весьма успешно, если не имеется каких-либо патологические причины. И у детей этот процесс протекает быстрее, чем у взрослых.

London is a capital of Great Britain

Занимаясь вокалом с детьми разного возраста, стала замечать, что музыкальным детям, особенно поющим, изучение иностранных языком дается в разы легче, чем другим их сверстникам. Речь идет, конечно, не о грамматике или пунктуации, а о практической части: восприятии иностранной речи и произношении. «Выравнивая» интонацию – избавляясь от фальши, тренируем музыкальный слух, благодаря этому он начинает улавливать тонкие нюансы иностранной речи. Например, в китайском языке звуковысотность играет одну из важнейших ролей. Одно и то же слово, произнесенное на разной высоте, может иметь различное значение.

Бабушка, а почему у тебя такие большие уши?

Будучи «лопоухой», очень комплексовала в детстве. Никаких хвостиков и прочих, открывающих уши, причесок и бесконечное стеснение и слёзы. Дошло до того, что просила в качестве подарка на день рождения отвести меня к пластическому хирургу, мечтала о пластике ушей. И родители сдались. Поиски подходящей клиники затянулись, все это время вертелась у зеркала, прижимая уши пальцами, представляя какой красивой стану. В какой-то момент показалось, что с «новыми» ушами окружающий мир слышится немного иначе. Поразмыслив, я решила, что природа наградила меня «музыкантскими» ушами, с которыми я чувствую звуки более чутко (тонко). Попробуйте говорить что-то или лучше петь и нарочно сначала оттопырить свои ушные раковины, каким бы смешным занятием это не казалось, а затем максимально прижать к голове, и вы почувствуете разницу.

Пение вместо пилюли

Врачи утверждают, что в гортани располагается множество важных для нормальной жизнедеятельности организма рецепторов, неспроста же ее называют «вторым сердцем человека». Упражняя гортань, мы укрепляем свой организм. Занятия вокалом воздействуют и на дыхательную систему. Так диафрагмальное дыхание во время пения улучшает работу легких, что в свою очередь благотворно влияет на нервную систему, может даже вылечить астму. Длинная, почти бесконечная цепь полезности вокальных занятий.

Еще одни плюсом пения для здоровья являются вибрации, образующиеся во время музицирования. Существует так называемый вибрационный массаж, которым активно пользуются театралы и ораторы для «настройки» голоса перед выступлениями. «Мычание» и «жужжание» с одновременным лёгким постукиванием по надбровным дугам или над верхней губой помогают резонаторам зазвучать – голос становится мощнее и легче поддается «управлению».

Так постепенно размышления о вокале стали похожи больше на агитационную кампанию. На самом же деле, всем этим я хотела объяснить родителям, что «музыкальное воспитание — ни есть воспитание музыканта. Музыкальное воспитание – воспитание человека». Музыка не только удивительно раскрашивает даже самые скучные серые дни нашей жизни и является отличным средством самовыражения, а может быть по-настоящему полезной.