Патриотическое воспитание школьников в современном образовании

Тема патриотического воспитания нашей молодёжи требует к себе тем большего внимания, чем дальше в глубину истории уходят годы Великой Отечественной войны. И вот уже весной мы всем народом будем праздновать 70–летие Великой Победы.

Великая Победа! Великая Отечественная война! Слова эти могучие и красивые, и волнующие как то невзначай становятся привычными, звучание их теряется. Для многих это просто один из праздников, свободных от работы дней.

Почти не осталось в живых тех самых Солдат – Победителей, всё меньше свидетелей той войны. Нынешняя молодёжь при всей её огромной информированности не знает правды о войне. Потому что знания их не прошли через душу и сердце. Для них это – история, просто слова, и не больше того. Многочисленные праздничные концерты, хорошо отснятые художественные фильмы и прочее не дадут нужного эффекта без живого слова, слова произнесённого не равнодушным и нечужим для ребёнка человеком.

Самих участников войны почти не осталось, но есть их дети. Это – мы, нынешние, неравнодушные к истории люди. Да, мы замотаны жизнью, так быстро меняющейся в наше время, мы заняты насущными бытовыми проблемами.

Но если мы, взрослые и умные, хотим жить в своей стране, говорить на своём языке, хотим, чтобы после нас здесь жили наши дети и внуки, то мы просто обязаны говорить о патриотизме. Мы должны готовить себе смену – надёжную, уверенную, готовую защитить свою Родину.

То, что я пишу сейчас, это не обычный доклад на заданную тему. Это – моё обращение к людям. Я должен об этом говорить и я имею на это право.

Я работаю учителем в обычной школе с обычными детьми. И я очень хорошо знаю души тех, кого мы называем подрастающим поколением.

Мой покойный отец был на фронте с первых дней войны. Он горел в танке, был ранен, контужен. И он выжил. И он рассказывал мне о войне. Он рассказывал о том, что пережил, что видел своими глазами, а я слушал и запоминал. Теперь моя очередь рассказывать о Войне, для того, чтобы этой Войны больше никогда не было, дай нам Бог.

Почему мы называем те годы Великой Отечественной войной? А во всём мире её зовут второй мировой. Всего лишь «второй мировой». Значит, эта война была «второй» по счёту и «мировой» по своим масштабам. А у нас – Великая, потому, что мы потеряли тогда 25 миллионов человеческих жизней. А у нас – Отечественная, потому что не просто воевали наши отцы, они защищали своё Отечество – родину своих отцов. А вот слово «война» мы пишем с маленькой буквы. Столько было этих войн на нашей земле, что и не счесть. И не скажет никто, чем больше политы наши поля: потом хлеборобов или кровью воинов.

Должны знать и понимать наши дети, что они – потомки Победителей. И должны быть достойны этого имени. А ведь в этой войне были и побеждённые; все те, кто воевал на стороне фашистов. Не все они погибли, многие были прощены. У них тоже были дети и внуки. И воспитывались они в духе ненависти к победителям. А вот через семьдесят лет в соседнем братском государстве снова появилась «свастика» — страшный знак для всех мирных людей. Снова там война. И, не дай бог, этот пожар перекинется через границу.

Нынешние дети получаю очень много информации: нужной и ненужной, и даже вредной. Задача всех взрослых – сортировать, по возможности, эту информацию, отделять правду от неправды, от полуправды и откровенной лжи. Это, прежде всего дело родителей, конечно. Но они не все понимают важности этой проблемы и не утруждают себя воспитанием собственных детей.

Поэтому, задача нас – учителей приложить все силы для того, чтобы наши дети, наши ученики выросли патриотами, любящими свою страну, гордящимися своим происхождением.

Уроки родного языка и литературы, истории и обществоведения сам бог велел использовать не только для получения детьми знаний, но и для воспитания их душ, особенно патриотического воспитания, очень важного всегда и особенно в данный период жизни нашей страны.

А что же искусство? Как оно может влиять на детские умы? Можно ли через бумагу и краски воспитывать маленького человека?

Предметы «Изобразительное искусство», « Искусство», «Мировая художественная культура» ведутся в школе с первого по одиннадцатый класс. Они сопровождают ребёнка все годы его обучения в общеобразовательной школе. Тридцать с лишним лет я обучаю школьников премудростям изобразительного искусства и хорошо знаю их любовь и доверие к этому предмету. Здесь имеется масса возможностей говорить с детьми о любви к своей стране, о её людях, обо всём, что нас окружает.

В начале учебного года, осенью, мы часто рисуем пейзажи, наши родные среднерусские, с берёзками, домиками, плывущими облаками. Дети погружаются в воспоминания, они творят. Я показываю им репродукцию картины Пластова «Фашист пролетел». И лица детей, вначале спокойные, вдруг становятся серьёзными, сосредоточенными. Там, на картине, они видят среди тишины осенних полей, на жухлой траве убитого подростка – пастушонка и лежащее на траве стадо, тоже неживое, если присмотреться.

И …улетающий немецкий самолёт.

Дети всё понимают, надо только рассказать им, объяснить. Рассказать правду объяснить правильно.

Ученики любят рисовать портреты, и не только на уроках, и не только в альбомах. Что греха таить, «портрет друга» можно увидеть и на школьном столе, и на асфальте, и на стене подъезда. Конечно, на уроках мы тоже не обходим эту тему. В разных по возрасту классах по разному мы подходим к решению этой задачи, и всегда дети с увлечением, даже с азартом рисуют портреты родных, учителей, друг друга. Вот я пишу на доске тему «Портрет пожилого человека» и предлагаю детям нарисовать портрет кого-то из родных, можно даже по фотографиям. Напоминаю, что в каждой семье, особенно у дедушек и бабушек, хранятся старые фотографии их родителей, которые жили, трудились и, даже воевали в годы войны. На следующем уроке очень многие приносят пожелтевшие фотокарточки, бережно упакованные в файлы и отданные в руки ребёнка с многократными напоминаниями «не потерять». Вот они начинают рисовать. А в классе устанавливается необычная тишина. Работа – то серьёзная, и серьёзная не только для них, но и для меня. И, конечно, я поставлю «пятёрки». А как иначе? Ведь дети рисовали своих предков, они их уважили.

В школьной программе по изобразительному искусству часто упоминается натюрморт. Это традиция, это «академия». С удовольствием стараются дети правдиво передать контуры предметов в постановке, затем их локальные цвета, общий колорит. Им нравится изображать и любимые игрушки, и цветы, яркие фрукты, сдержанные по цвету овощи, привычные кувшинчики и вазочки.

Но вот для «восьмого» класса в начале мая я предлагаю необычный натюрморт. Входя в класс, ребята останавливаются перед натюрмортным столиком, долго и внимательно рассматривают предметы. На фоне светло – зелёной ткани лежит старая, проржавевшая солдатская каска, исписанный пожелтевший и помятый клочок бумаги и гильза, тоже старая потемневшая.

Каску я взял в школьном музее. Пожелтевший листок – имитация, грех портить подлинное солдатское письмо, пережившее своего автора. А гильза – тут особый разговор. И разговор этот длится весь урок. Пока дети рисуют предложенный им натюрморт, я рассказываю им историю этой гильзы. Я нашёл её на своей даче, на берегу Каменьковского озера, когда перекапывал грядку. Большая, почерневшая, она вдруг сверкнула в земле свежей царапиной на медном позеленевшем боку. Я даже вздрогнул от неожиданности и испуга, а вдруг – заряжено. Но потом разглядел, что она без пули и с пробитым капсюлем. Потом дома, со своими внучками, мы долго очищали её от покрывших поверхность окислов. На капсуле внучки нашли выбитые цифры, обозначающие калибр и звёздочку. Значит, гильза была наша, от русского противотанкового ружья.

Когда-то 70 лет назад, на берегу озера, в зарослях ивы и камыша кипел бой, шли немецкие танки, и их в упор били наши стрелки. Быть может, так и лежит на дне озера немецкое ржавое чудовище. На рисунках, которые я потом рассматривал, неожиданно появлялись предметы, которых там не было: гранаты, автоматы, патроны. Мне понятно, откуда они взялись. Просо дети думали. Они задумались о войне.

А в «девятом» классе тоже в мае я предлагаю подросткам выполнить композицию «Война». Чтобы оживить их мысли, я показываю несколько репродукций: «Оборона Севастополя», «Мать партизана», «Сбитый асс». Это очень серьёзные картины, они написаны художниками, которые видели эту войну, сами в ней участвовали. И снова я вижу не по— детски строгие лица, подростки задумываются, они как бы примеривают на себя эти события. Они переживают. Это очень серьёзно. Дети становятся патриотами, это происходит очень медленно, незаметно, при непрестанном участии взрослых. Всех взрослых!

За годы своей работы с детьми я перевидал множество разных рисунков. И они, в общем, не вызывали особой тревоги. В любом рисунке, надо вам сказать, отражается внутренний мир человека, а уж ребёнка – тем более. Были видны характеры детей, их переживания, иногда даже мимолётное настроение. Дети рисуют то, что они видят, что им нравится, о чём они мечтают.

Если двадцать лет назад самое неприятное, что можно было увидеть в детских картинах, это сигареты в руках у подростков или бутылка на праздничном столе; то десятилетие спустя в рисунке «Моя будущая профессия» автор изобразил натюрморт: «снайперская» винтовка, нож, гранаты, пачки «долларов». На мой вопрос, как же именуется будущая профессия (а я думал военный!), художник – «восьмиклассник» ответил – «киллер». На повторный вопрос, уверен ли он, что знает значение этого слова, молодой человек ответил утвердительно.

Три, четыре года назад я стал встречать в детских рисунках изображение «свастики». Но не в рисунке, изображающем бой между танками или солдатами, где «наших» помечали «звёздочками», а «немцев» – «крестами». Учителем было предложено изобразить военную технику, которую мальчишки обычно рисуют с удовольствием. Технику он изобразил, но вражескую.

Последний подобный «шедевр» буквально меня поразил. Девочка «восьмиклассница» в рисунке на тему «Красавица» изобразила девушку в эсесовской форме и нарукавной повязкой со «свастикой». Рисунок был явно срисован из интернета или еще, откуда – то, но выполнен был со всем старанием. На мой вопрос о том, понимает ли она значение этой формы и этого знака, девушка спокойно ответила: «А если мне это нравится…»

Теперь я хочу задать вопрос нам, взрослым. Откуда всё это? Водка и сигареты у нас в России со времён царя Петра. Первое – было отечественное, второе – импортное.

А «киллеры», «супермены», «свастики»? Не пора ли всем обществом взяться за ум? Решить, что детям можно, нужно, а что – нельзя. Бесконечная вседозволенность интернета может довести страну до беды. Давайте же всем обществом, всем миром всерьёз начнём воспитывать нашу молодёжь. В эти годы школа должна дать ребёнку даже не столько знания, сколько воспитание, в том числе патриотическое.

авторы: Чаплыгин С.А., учитель изобразительного искусства, Почётный работник общего образования Российской Федерации; Решетникова Е.С., учитель технологии МБОУ «Средняя общеобразовательная школа №12 с углубленным изучением отдельных предметов» (город Старый Оскол, Белгородской области)