Эстрадное волнение

Существующая форма проверки успеваемости учащихся ДШИ предусматривает два зачета в первом и во втором полугодиях и переводной экзамен. Следовательно, ученик должен выступить с подготовленной программой в течение учебного года. Если к этому прибавить различные отборочные прослушивания, участие в концертах отдела, школы, на родительских собраниях, то число публичных выступлений соответственно возрастет.

Как помочь ученику возможно лучше донести до слушателей то, что было задумано и отработано в классных и домашних занятиях? Какими путями добиваться того, чтобы выступление доставило удовлетворение и ученику и преподавателю? Нельзя взять на себя смелость дать исчерпывающие рецепты на все случаи, можно лишь поделиться раздумьями, накопившимися за годы педагогической работы, и некоторым личным опытом концертных выступлений.

Многие факторы оказывают влияние на исполнительство. Не говоря уже о музыкальных способностях ученика, имеют значение его физическая и нервная конструкция, общий культурный, интеллектуальный уровень, что составляет особенности его индивидуальности. Но решающим, доминирующим фактором является метод обучения музыке. Публичное выступление есть итог всей системы обучения ребенка музыке, где все взаимосвязано: воспитание эмоциональной отзывчивости, мышления, памяти, двигательных навыков, контроль и работа преподавателя.

Эмоциональная отзывчивость на музыку — способность чувствовать характер, настроение музыкального произведения, способность к переживанию в форме музыкальных образов, способность к творческому воображению. Эмоциональная отзывчивость непосредственно связана с музыкальным восприятием исполняемого произведения. Восприятие является одним из ведущих видов музыкальной деятельности. В основе музыкального восприятия лежит выразительное исполнение музыкального произведения. Оно всегда связано с осмыслением и осознанием того, что человек видит, слышит, чувствует. Когда мы воспринимаем музыкальное произведение и с первых же тактов узнаем композитора, то относим услышанное к определенной эпохе, стилевому направлению. На основе формальных признаков темпа и лада музыкального произведения можно выявлять конкретное настроение, передаваемое данным произведением.

Наибольший вклад в изучение этого вопроса внесли крупнейшие исследователи музыкальных способностей Б.М. Теплов, К.В. Тарасoв, Г.П. Прокофьев. Педагогам-музыкантам редко приходится сталкиваться с талантливыми учениками; чаще всего это просто дети или подростки, обладающие различной степенью музыкальной одаренности, по-разному откликающиеся на выражение в музыке различных состояний.

Систематическое освоение знаний о музыке, формирование умений и навыков должны быть направлены, прежде всего, на развитие эмоциональной отзывчивости и интереса детей к музыке, формирование способности творчески размышлять о ней, привитие навыков выразительного исполнения.
В.И.Петрушин в книге «Музыкальная психология» предлагает следующий порядок постижения музыкального произведения в процессе его восприятия.

  1. Выявление главного настроения.
    Следует обратить внимание учащегося на то, что эмоциональные переживания человека всегда связаны с его нравственными ценностями, с тем, что он почитает за добро и зло.
  2. Определение средств музыкальной выразительности.
    Умение вычленять из общей ткани отдельные средства музыкальной выразительности — мелодию, гармонию, фактуру, темп, ритм и др., как в их неразрывном единстве, так и в отдельности.
  3. Развитие художественного образа.
    Следя за развитием художественного образа произведения, объясняя содержание музыкального произведения словами, ученик начинает лучше понимать его.
  4. Постижение главной идеи произведения.
    «Необходимо, чтобы чувство выражало идею».
  5. Образ автора.
    Лучше всего образ автора познается через понимание эпохи, мироощущение композитора, стилевых особенностей, системы средств выразительности.
  6. Личностный подход к произведению.
    Глубокое проникновение в произведение произойдет в том случае, если ученик сможет увидеть в нем нечто значимое для себя.

Подготовка школьников к эмоциональному восприятию музыки может осуществляться разными методами: вступительное слово учителя с образными сравнениями, яркими выражениями, использование произведений других видов искусств. Волнение – спутник выступления. Ученический контингент в школе чрезвычайно пестрый. В зависимости от индивидуальных особенностей ученика изменяется форма изложения, дозировка, постепенность преподносимых знаний и навыков. Педагогические же принципы учителя есть величина постоянная. Суть их не изменяется от качества материала, от степени одаренности ученика. Однако близиться день выступления, программа готова, и пора подготовить психику ученика к ответственному испытанию. У детей в очень раннем возрасте с двух— трех лет, появляется склонность к театральной игре. Выступление на экзамене, на концерте младшие ученики воспринимают как интересную игру, в которой они охотно участвуют. У учащихся младших классов, с какой бы ответственностью они не относились к своей задаче, выступление носит характер ожидания праздничного, радостного события. Волнение такого рода не тормозит событий, работу слуховой и зрительной памяти. Поэтому то, что называется, эстрадным волнением в большей степени относится к старшим классам. Эстрадное волнение для неопытного исполнителя страшно тем, что застает его неподготовленным к вмешательству нового фактора, новых привычных эмоций, затуманивающих сознание, мешающих сосредоточиться. Обычно педагоги перед выступлением напутствуют ученика – «Ты только не волнуйся». У любого человека в подобной ситуации эти предупреждения вызовут настороженность, беспокойство, ожидание чего-то неприятного, волнующего. Когда мы перед выступлением советуем ученику не волноваться, мы тем самым поддерживаем в нем чувство ожидания события, которое должно внушать беспокойство, страх. Практика показала, что гораздо лучше результаты дают наставления обратного порядка: «Волнуешься? Очень хорошо, так и нужно. Если не будешь волноваться, будешь играть бледно, скучно. Слушай себя, «думай вперед» и волнуйся, тогда будешь играть хорошо и интересно». Полезно в классе рассказывать ученикам о волнении, как обязательном спутнике любого выступления: о том, что самые великие артисты, выходя на сцену, волнуются, спортсмены тоже волнуются перед матчем, однако мобилизация воли, собранность помогает им прийти к победе, и волнение не мешает. Благодаря таким беседам волнение не исчезает, но приобретает другой характер: уходит слепой страх, на его место приходит ощущение волнения как чувства нормального, естественного в данной ситуации, а может быть, в чем-то даже и полезного.

Но этого не достаточно. Нужно выработать навык исполнения в состоянии эстрадного волнения. Для этого за неделю-полторы до выступления устраивается «генеральная репетиция». Хорошо, если при этом присутствуют ещё ученики или родители, которые играют роль «комиссии». Преподаватель предупреждает ученика: «Сейчас ты будешь играть как на экзамене. Я тебе уже ничем помочь не могу, не могу подсказать, ничего исправить. Ты сам за себя отвечаешь. Мы все выучили, ты все знаешь, у тебя все, получается, играй с удовольствием. Волнуйся и сохраняй ясную голову». Затем выдерживается пауза и официальным тоном объявляется фамилия и имя ученика, класс, программа— то есть создается обстановка выступления. Интересно наблюдать, как после такого предупреждения ученик начинает заметно волноваться, выражение лица становиться серьёзным, чувствуется, как он внутренне собрался. Такие тренировки желательно проводить не только в классе. За неделю до выступления представить себе зал, где он будет играть, публику, всю обстановку, почувствовать себя на сцене, заволноваться и сыграть всю программу. Редко, но встречались такие ученики, которые признавались, что не умеют вообразить обстановку выступления. В этих случаях приходится лишний раз проводить «генеральную репетицию» в классе. Нетрудно предугадать вопрос: а что делать с учениками ленивыми, безответственными, которые готовят программу в последние дни, и им уже только бы наизусть сыграть. Прежде всего, полезно искать вину в себе. Если ученик на предшествующих уроках получал в основном одно задание: «Иди, учи наизусть»,— то он дома занимался неохотно, невнимательно, безучастно. Если же получил конкретное задание, знал, над чем и как работать , то ,как бы мало он не занимался, домашняя подготовка в результате осмысленных, целенаправленных занятий будет значительно выше. Ученики рассчитывающие всё выучить в последние дни, обычно, играя на уроке, ошибаются, сбиваются и, недоумевая, оправдываются: «Дома всё получалось, я не знаю, почему теперь не вышло». Тут самое время провести беседу на тему о разнице между занятиями музыкой и занятиями в общеобразовательной школе, где к контрольной работе можно подготовиться за 3-4 дня. В занятиях музыкой своя арифметика — «если будешь играть 20 дней по часу в день, будешь играть лучше, чем, занимаясь в последние 5 дней по 4 часа». Необходимо также разъяснить влияние окружающей обстановки на работу памяти, например: «если в классе играешь хуже, чем дома, то в зале при чужих педагогах можно не сомневаться, будешь играть ещё хуже».

Постращать полезно, но лишать веры в себя нельзя, и после насыщенного урока нужно вызвать уверенность в том, что ученик дома сможет также внимательно, как на уроке, закрепить все, что добился при педагоге, и, следовательно, сыграть всю программу хорошо.

Детей, особенно маломузыкальных, больше всего волнует память. Основной, а иногда единственный показатель удачного исполнения у них — сыграть программу, ничего не забыв. Боязнь забыть сковывает ученика. Конечно, забывать на сцене нежелательно, но такая неприятность может случиться и с взрослым, настоящим исполнителем, и слушатели не ставят ему в упрек, если он ничего не исправляет, а продолжает уверенно играть дальше. Главное — помнить, что, играя на публике ничего нельзя исправлять. Иногда на репетиции может с учеником произойти такой казус — забыл, споткнулся, смазал, но он не ищет, не исправляет, а спокойно продолжает играть. Обязательно за это нужно похвалить и тем самым вселить в него уверенность и спокойствие. Благодаря этому боязнь забыть не будет назойливой, мешающей мыслить. К числу способностей, которые имеют порой решающее значение для успеха исполнительской деятельности, относится творческое концертное самочувствие. Если под влиянием волнения музыкант думает о том, «как бы не забыть, не ошибиться, и быстрее уйти со сцены», разве может идти речь об исполнительском творчестве?

К.С. Станиславский с тонкой психологической наблюдательностью описывает мучительное и противоестественное состояние, переживаемое актером на сцене: «Когда человек — артист, выходит на сцену перед тысячной толпой, то он от испуга, конфуза, застенчивости, ответственности, трудностей теряет самообладание. В эти минуты он не может по-человечески говорить, смотреть, чувствовать, мыслить, действовать. «Волнение музыканта–исполнителя ничем не отличается, сознание ответственности, боязнь провала — всё это дезорганизует» аппарат переживания» и «аппарат воплощения» парализует творческие способности. Чего бояться музыканты-исполнители? Ответ в большинстве случаев бывает, точен и конкретен. Оказывается, что одного исполнителя преследует боязнь забыть, другой опасается технических трудностей, третий тревожится об интонации, четвертый боится «потерять голос» и т.п. Но чем вызван это страх? Ведь в обычной обстановке всего этого не было Причину неполадок, которые сопутствуют концертному волнению, надо прежде сего искать в обострении сознательного контроля над автоматически налаженными процессами.

К.С. Станиславский считает, что только полное без малейшего отвлечения – сосредоточение внимания на самом произведении искусства, непрерывная и неустанная концентрация внимания на развитии художественного образа помогут сохранить самообладание на сцене. Такая собранность и сосредоточенность в значительной мере зависят от метода художественно-педагогической работы с учеником и от его собственной повседневной систематической тренировки своего внимания. Но, несмотря на это, паническое волнение иной раз всё сметает на своем пути, в том числе и волю к сосредоточенности.

Методика обучения не может и не должна быть догматичной. Пути к истине многообразны. Есть только одна неоспоримая, неизменная величина спокойствия преподавателя (но не равнодушие), доброжелательное отношение к ученику, умение внушить уверенность в его силах, как бы малы они не были. Повторения программы перед игрой на публике, уговоры не волноваться, не придадут ученику той уверенности, какую даст одна спокойно сказанная фраза: «Волнуешься? Очень хорошо, значит, будешь играть интересно. Ты волнуйся, а я за тебя спокоен». «Волнение и взволнованность –однозначны ли это понятия? Они представляются различными и во времени, и в эмоциональном их содержании. Волнение кратковременно и вызвано единичным каким-то действием, событием, побуждением. Взволнованность включает в себя увлеченность – качество, без которого не мыслим преподавательский труд, качество, которое заражает тех, кого мы учим.