Работа над чистой интонацией

У многих людей сложилось устойчивое мнение, что играть на музыкальном инструменте может лишь человек, обладающий музыкальным слухом, то есть способностью петь, верно интонируя. Но практика показывает, что обучать игре на любом инструменте можно всех, тем более что умение чисто интонировать — дело наживное. Нередко и в училище поступают люди с очень большими проблемами чистого интонирования, но при желании и старании это будет исправимо. Так что отсутствия способности чисто петь в настоящий момент — это не неизбежная фатальность для дальнейшей успешной учёбы. Другое дело, что можно избежать дополнительных усилий в будущем, если заниматься проблемой чистого интонирования в раннем детстве, делая это в буквальном смысле играючи.

Но иногда педагоги этот процесс не контролируют, а пускают всё на самотёк, позволяя детям и на занятиях петь фальшиво, объясняя это тем, что интонация со временем исправится сама — собой. Она — то и действительно когда-нибудь улучшится, но полностью программу ученик уже не осилит. Да, собственно говоря, по какому праву учитель отказывается от своей основной работы, ведь для того и существует дополнительное образование, чтобы развивать способности детей, а слух — одна из способностей. Делать это надо чем раньше, тем лучше и для учителя, и для ученика, ведь с каждым уроком задачи перед учеником должны усложняться, а что успеет достичь ученик, если к пятому классу только научится чисто петь? А как неловко себя чувствуют дети, выделяющиеся из общего хора неверным пением! Ведь они слышат собственное неверное пение, я это точно знаю, вижу по их испуганным, извиняющимся глазам. Но раз слышат, тогда о каком отсутствии слуха может идти речь? Они просто не научились ещё управлять своими связками. В таких случаях помимо требований на уроках слушать себя, петь тихо (это непременное условие на начальном этапе работы над интонацией, так детям легче управлять своими связками), нужно обязательно уделить внимание так называемым «гудошникам» на индивидуальных занятиях. Такие дети на уроке обычно испытывают неловкость, чаще всего молчат, когда им предлагают спеть самостоятельно, но от души распевают в совместном пении, нарушая его стройность и гармоничность. А поскольку индивидуальных занятий по сольфеджио, как правило, не бывает, достаточно регулярных упражнений во время перемены между уроками.

Следует заметить, что мальчики особенно болезненно переживают свою неспособность чисто петь, и, потом, избавившись от этого недостатка, бывают рады этому обстоятельству. Поверьте, не таких уж больших усилий требуют подобные занятия от преподавателя, зато какой наградой будет вам стройное пение всей группы! А какое удовольствие от этого получают дети! Ведь сольфеджио — это, прежде всего пение, то есть удовольствие, маленький праздник.

На занятиях сольфеджио чистой интонации я требую с первого урока, ещё в подготовительной группе. Слово «требую» выбрано мною не случайно. Я не требую строгой дисциплины на уроках, могу простить невыполнение домашнего задания, но чистое пение с первого урока — это под контролем, это работа, которую обязательно нужно выполнить и мне, и моим ученикам как можно скорее, чтобы затем пение всем доставляло эстетическое удовольствие.

Как сделать, чтобы ребёнок избавился от привычки петь, не обращая внимания на неверную интонацию, как заставить слушать себя, как создать ему такие комфортные условия, при которых он не будет смущаться своего неумения и насмешек детей? Существует мнение, что ребёнок должен на первых порах петь только в ансамбле или хоре. А по — моему, совместное пение не позволяет ребёнку контролировать себя, своё пение. Но и исполнить полностью небольшую песню ему тоже трудно. Основные трудности — управлять голосовыми связками, слушая себя и корректируя собственное исполнение.

В музыкальной педагогике не бывает мелочей. Не так — то просто обучить детей пению, ведь надо следить не только за чистой интонацией, но и за правильным дыханием, дикцией, посадкой. Учить этому с первого урока, и следить до того момента, пока дети по — другому попросту и не смогут петь, то есть получат стойкий навык. И не надо ждать пока начнутся у них занятия в сольном пении, культура пения должна быть на высоте всегда — не только на занятиях вокалом, хоровых занятиях, но и на уроках сольфеджио, ведь только так можно сформировать хороший художественный вкус.

Пение — это всегда художественный акт, даже если нужно спеть номер из учебника сольфеджио. Ведь нет такого жанра музыкального «номер по сольфеджио», чисто технического характера. В учебниках сольфеджио собраны фрагменты художественных произведений, и нужно исполнять их, точно следуя указанного темпа, ритмически и интонационно верно, соблюдая нюансы, чтобы исполняемое можно было бы назвать музыкой. Но что мы порой слышим? Ребёнок с трудом пытается выполнить только одну задачу — проинтонировать более или менее приблизительно к тексту, а других задач, вероятно, перед ним никто и не ставил, вот и с ритмом большие проблемы, с фразировкой, а что касается художественных задач, то похоже, до них очередь так никогда и не дойдёт. И это при исполнении выученного домашнего задания! Что же ожидать от пения с листа?

Часто спрашиваю учеников: «Как вы дома готовите задание?» Чаще всего, оказывается, ученики просто отстукивают на фортепиано номер по сольфеджио, а если это не пианист и слух не развит, то он, как правило, вообще не пытается даже петь дома, смирившись с невозможностью выполнить эту задачу.

А ведь она разрешима для всех, надо только обучить технологии её выполнения. Когда мы поём с листа, то, по сути, одновременно выполняем несколько сложных заданий. Сначала все поставленные задачи — чистое интонирование, чёткий ритмический рисунок, выполнение нюансов и т.д. надо разделить и выполнить поочередно. Начнём с ритма, именно с ритма, это сердце исполняемой музыки и его надо завести. Проговариваем нотный текст, то есть, произносим названия нот в заданном ритмическом рисунке. Повторяем это столько раз, пока ритмический рисунок не станет понятным всем детям. Теперь, настроившись в тональности, попытаемся проинтонировать уже известный ритмический рисунок. Следующим этапом будет доведение до блеска исполнения заданного номера. Если эту работу выполнять из урока в урок на протяжении пяти лет и рекомендовать детям дома готовить задание по предложенной схеме, то сольфеджирование окажется для них не таким уж сложным делом.

Время от времени на уроках исполнение домашнего задания по сольфеджированию я провожу в виде конкурса. Ученик выходит с учебником сольфеджио, становится лицом к классу. Ученик — артист, все остальные — зрители. Он исполняет свой концертный номер, мы его оцениваем хлопками, аплодисментами, а иногда грозим закидать артиста помидорами в зависимости от уровня художественности исполнения.