Любить нельзя насиловать

Любить нельзя насиловать

Недавно президент РФ Дмитрий Медведев предложил целый ряд системных мер по защите российских детей от насилия и жестокости. В числе таких мер — изменение законодательства, усиление профилактики и полноценная реабилитация пострадавших. Предполагается усилить уголовную ответственность по ст. 156 УК за жестокое обращение с несовершеннолетними родителей, педагогов и других граждан, которым доверено надзирать за детьми.

Однако у жестокости и насилия много форм, в том числе довольно «цивилизованных», которые не оставляют синяков и ссадин на теле ребенка, но оставляют глубокие следы и травмы в его психике. Такие семьи никому и в голову не придет проверять, окружающие считают их вполне благополучными. А на самом деле и родители, и дети нуждаются в скорой психологической помощи и поддержке. Рассказать об эпидемии «незаметного насилия» мы попросили руководителя Регионального общественного фонда по работе с несовершеннолетними группы социального риска «Отклик», психолога Ирину Анисимову.

Диагноз: дефицит любви

Принято различать 4 вида жесткого обращения: физическое насилие, сексуальное насилие, психологическое (эмоциональное) насилие и пренебрежение нуждами ребенка. О пренебрежении мы говорим не только когда ребенка не кормят, не одевают, не лечат, но и когда он не получает любви, когда родители не интересуются его жизнью. Ведь родительская любовь — одна из важнейших базовых потребностей детей. И отказ в удовлетворении этой потребности очень негативно отражается на здоровье и развитии маленького человека. Поэтому недостаток внимания и любви — это тоже жестокое обращение.

Часто малыши болеют, чтобы доказать родителям свою правоту: «Обратите же на меня, наконец, внимание! Прислушайтесь ко мне, присмотритесь! Поймите, чего мне не хватает», — вопят наши дети своими болячками. И речь, как правило, идет не об игрушках. Однажды в беседе со мной один мальчик признался, что завален аппаратурой и крутыми шмотками, но все это радовало его только вначале, а теперь он «повзрослел и понял, что предки так откупаются». На мой вопрос, а чего бы ему хотелось, ответил: «Стать маленьким… чтобы заболеть. Тогда мама чаще разговаривала бы СО мной, а не ОБО мне, соглашалась и жалела, а папа, приходя с работы, спрашивал, нет ли температуры или кашля, и рассказывал бы смешные истории, а не приставал с вопросами про оценки, чтобы только замечание сделать или включить занудство о моем будущем».

Опыт показывает, что у родителей есть множество способов навредить своему ребенку из самых добрых побуждений. Например, когда они чрезмерно загружают ребенка, совершенно не считаясь с возрастными особенностями, с возможностями и потребностями детского организма на данном этапе развития. Когда у 10-летнего человека распорядок дня расписан по минутам, и вечером он из последних сил буквально доползает до своей кровати — это тоже насилие. Ребенка лишили возможности беззаботно играть со сверстниками, а для него это не баловство и не пустая трата времени, а очень важный компонент правильного развития. Обрекать человека на психо-физиологическую деформацию — разве это не насилие, не жестокое обращение?

Благополучная жестокость

В благополучных семьях денег на детей не жалеют, а вот времени на них порой катастрофически не хватает — у папы с мамой своих проблем по горло. Но даже если родители находят время на общение с детьми, очень важно, какое это общение. Живое, теплое, проникнутое любовью и уважением к ребенку как к личности — или пустое и формальное, легко переходящее «на личность», если ребенок сделал что-то не так. Взрослые обожают призывы: «Будь хорошим мальчиком!». А подтекст такой: «Слушайся меня и делай, что я тебе говорю». Дорогие мамы и папы, бабушки и дедушки, вдумайтесь в свои пожелания: получается, что вы хотите видеть своего ребенка спокойным, исполнительным, не эмоциональным, — то есть не живым. Детеныш, испортивший дорогую вещь, получает первый урок: мир вокруг изучать нельзя — накажут. А на самом деле он ни в чем не виноват: это взрослый плохо убрал, не объяснил малышу или не реализовал иным способом его природную потребность — познавать и расти. Все, что разрушает в ребенке его уверенность в себе, его хорошее отношение к себе и позитивное, любопытное отношение к миру, его доверие к взрослым — вся эта разрушительная работа является жестоким обращением, и тем обиднее, когда ведут ее самые близкие люди.

Типичный пример из жизни. Симпатичная женщина приводит своего сына на занятия, к примеру, танцами, или рисованием. Разве это плохо? Замечательно! Вот и мама довольна… что на целых 2 часа сбагрила свое чадо под чужую опеку и наконец-то может свободно вздохнуть и заняться своими взрослыми проблемами — прошвырнуться по магазинам, встретиться с подругой и т.д. Но к концу занятия она будет на месте и успеет пообщаться с другими родителями. И вот мама с сыном возвращаются домой, и начинается процесс воспитания: «Преподавательница ваша сегодня Мишку и Пашку нахваливала. Говорит, у Мишки талант, а Пашка больше всех старается. А ты чего мать краснеть заставляешь? А, горе луковое? Ты что, хуже всех? Раз таланта нет, так хоть старался бы, как этот бездарь Пашка! И в кого ты только уродился, ни рыба ни мясо. Правильно тебя нянька в детском саду назвала — пустой пирожок!».

Это называется — мать участвует в развитии творческих способностей сына, водит его на занятия…

А еще бывает, что мама говорит ребенку одно, а папа совсем другое, прямо противоположное — и у ребенка просто «крыша едет», он не знает, кого слушать, кому верить, он разрывается. Иногда приходится слышать: надо же, семья такая хорошая, родители такие замечательные, а ребенок трудный. Ну не бывает так! Если в семье трудный ребенок, значит, там что-то не так, надо разбираться. Я знаю такие семьи, внешне там все хорошо, «не пьют-не бьют», а ребенку там худо — хоть из дома убегай.

Живет себе такая вполне приличная с виду семья, родители — успешные, состоявшиеся люди, ребенок сыт-одет, хорошо учится и примерно себя ведет, занимается музыкой и английским. А потом вдруг бац — оказывается наркоманом, совершает преступление или попытку суицида. Родители в шоке, учителя в недоумении. А удивляться особо нечему, такие драмы очень часто происходят в семьях, где отсутствие любви и психологическое насилие над ребенком стало нормой поведения. Страшно и другое: став взрослым и создав свою семью, такой человек будет применять к своим детям те же методы воздействия, от которых сам так страдал в детстве.

Ремешок в наследство

К сожалению, жестокость наследуется, это называется социальным наследованием от родителей к детям и дальше по цепочке. Только в данном случае передаются не черты характера и свойства личности, а закрепленные стереотипы поведения и эмоционального реагирования. Большинство родителей нельзя упрекнуть в равнодушном и наплевательском отношении к своему ребенку. Они за него очень переживают и желают ему добра. Но поступают с ним так, как когда-то их родители поступали с ними.

И если человека в детстве били, и он дал себе зарок никогда не делать этого со своим ребенком, то, став взрослым, он, как правило, идет «по стопам» родителей. Это может произойти не сразу, вначале он попытается использовать другие методы воспитания, но как только увидит, что они не работают или действуют недостаточно убедительно — он сорвется на привычный, с детства до боли знакомый метод ремня или кулака. Или на язык критики, понукания, диктата, запугивания. У жестокости и насилия огромный арсенал средств, мы, взрослые, в этих делах очень изобретательны.

Кстати, если телесное наказание приводит к нарушению здоровья, развития и психологического благополучия ребенка, оно тоже расценивается как физическое насилие.

Родители, воспроизводящие такой «насильственный» стереотип семейных отношений — люди с исковерканной психикой, они не только виновные, но и жертвы. Мне часто приходится с ними общаться. В первый момент чувствуешь негодование, осуждение: как только рука у такого верзилы может подняться на слабое беззащитное существо, да еще на родного человека? А потом понимаешь, что эти родители — на самом деле такие же пострадавшие дети, только выросшие. И пока в этой цепочке кто-то первым не остановится, не научится себя сдерживать и контролировать — она не прервется.

Уважаемые товарищи родители! Помогите своим детям не стать жертвами насилия и жестокого обращения. Начать придется с себя. Взрослые, которые действительно хотят добра своим детям, могут и должны учиться приучать детей к порядку, не прибегая к жестокости. Ведь существует масса способов общения и эффективного воспитания без того, чтобы самые близкие люди ранили и мучили друг друга.

Тренинг для «трудных» родителей

Одна из самых распространенных ошибок родителей — сверхкритика, когда за хорошую оценку и хороший поступок ребенка не хвалят, воспринимая это как должное, как что-то само собой разумеющееся, а при малейшей оплошности и неудаче обрушиваются с жесткой критикой. Такое отношение неадекватно и несправедливо, оно создает у ребенка ощущение вины и разрушает его уверенность в себе. Родители думают, что могут изменить ребенка к лучшему, если вовремя искоренят недостатки, указав, что у него неправильно. К сожалению, критика очень часто только усиливает то негативное, с чем мы пытаемся бороться. Даже когда мы уверены, что не придираемся к ребенку, что критикуем по делу, «конструктивно», критика может привести к одному из следующих результатов:

  • заставить ребенка смотреть на себя как на неудачника;
  • заставить его обороняться, оказывать скрытое или явное сопротивление
  • лишить ребенка желания пробовать себя в чем-то новом

Дети впитывают нашу критику, как губка, потому что они видят себя нашими глазами. Многие из них считают более безопасным для себя согласиться, смириться с критикой и даже не пытаться что-то возразить и сделать, чем попытаться и потерпеть фиаско. И кто вырастет из этого маленького испуганного конформиста?

Попытаемся найти альтернативные критике способы воспитания, которые помогут улучшить поведение ребенка и при этом укрепить его самоуважение. Когда он что-то делает не так — а это абсолютно нормально и неизбежно — надо указать на ситуацию, а не на ее виновника. Вы можете поговорить о том, что и как надо сделать, а не об ошибке. Если ваши слова направлены на результат поступка, а не на саму «персону», ребенок не воспримет их как атаку на себя.

За обедом сын что-то увлеченно рассказывает и при этом энергично жестикулирует. Неаккуратный взмах ложки — и брызги борща украсили папину новую рубашку.

Реакция №1: «Ты чего грабли распускаешь за столом, мать твою перемать! (Подзатыльник) Запомни, урод — жрать надо молча!»

Реакция №2: «Вот теперь мы сможем проверить, правду нам говорят в рекламе стирального порошка или нет. Давай скорее замочим рубашку в теплой воде, а после обеда посмотрим, что стало с пятнами!».

А иногда бывает полезно просто промолчать, не дать выхода критическому замечанию, которое так и вертится на языке.

Научиться не ругать детей за плохое — это еще полдела. Очень важно уметь хвалить их за хорошее. И уметь находить это хорошее в самом обычном. Дети нуждаются в нашей признательности, а не в безразличии или критике. Если мы даже не удосужились заметить то, что они сделали правильно, у них будет намного меньше стимулов для повторения своих хороших дел.

Конечно, легко выражать признательность или хвалить детей за что-то стоящее, и намного трудней, когда они делают что-то неправильно. Но по мере приобретения практических навыков вы научитесь преобразовывать негативные эмоции и ситуации в позитивные, используя похвалу и признательность.

Вова: Мама, случилось страшное. Мама: А что такое? Вова: Я даже боюсь сказать. Ты меня убьешь.
Мама: Не бойся! Мужчина не должен бояться.
Вова: Хорошо. Я разбил тарелку из твоего любимого сервиза. Ту, самую красивую.
Мама: Я правда люблю этот сервиз, нам с папой его подарили на свадьбу, а через три месяца появился ты.
Вова: Ты очень расстроилась?
Мама: Жалко конечно… Попробуем склеить. Но даже если не получится — это всего лишь разбитая тарелка. Гораздо важнее, что ты пришел и сам все рассказал. Твоя смелость мне дороже всех тарелок на земле, в том числе и летающих.

Вот так мама избежала критики и обвинений, которые только ранили бы сына. Она похвалила честность и смелость сына. Он опасался ярости, а она отреагировала спокойно. Она дала представление о ценностях подлинных и мнимых. И главное, она показала сыну свою признательность за его рассказ о том, что произошло.

Однако было бы ошибкой думать, что можно воспитать самоуважение ребенка, расточая ему похвалы. Хвалить тоже надо с умом. Похвала не должна быть чрезмерной, она не должна пугать ребенка своими завышенными ожиданиями. И еще очень важно, чтобы похвала была предельно конкретной.

Пятилетний Саша в детском саду сам смастерил корзинку и, сияя от счастья, выбежал с ней навстречу маме: «Мамуля, смотри что я тебе сделал!». «Замечательно. Ты у меня хороший мальчик», — отвечает мама, мельком взглянув на поделку. Или вовсе ничего не отвечает, а машинально гладит Саню по головке, поскольку занята увлекательной беседой с папой другого мальчика.

«Ух ты, какая классная корзинка! Мы ее обязательно возьмем, когда в воскресенье пойдем в лес за грибами. И очень хорошо, что ты сделал корзинку с дырочками — значит, грибы смогут в ней дышать и смотреть, куда мы идем. Правда! Ты разве не знал, что грибы — это промежуточное звено между растениями и животными?».

Когда мы конкретны в своих похвалах, дети понимают, что мы на самом деле заметили и оценили их достижения. А при общей, невыразительной похвале у них есть веские основания сомневаться в нашей искренности.

От природы ни один ребенок не наделен слишком большим чувством самоуважения. Но если мы научимся заменять критику признанием и конкретной похвалой, если будем использовать любую возможность, чтобы выразить детям свою любовь и признательность, мы станем их союзниками и поможем им вырасти сильными и уверенными в себе.

Материал подготовил Дмитрий Кубраков