На разных языках

№ 5, 2007
Рубрика: Тема номера
Автор статьи: Галина САНДЕРСОН
На разных  языках

— Кирилл Викторович, здравствуйте! А я к Вам на урок, можно? – обращаюсь я к учителю английского. Тот как раз распахивает перед ребятами двери аудитории.
— Sure, you’re welcome. Do you speak English (Конечно, а вы говорите по-английски)?
— Yes, a little bit (немного), – отвечаю я и вздыхаю с облегчением: хорошо, что не отправилась на урок немецкого. Иначе – прощай, репортаж!
Для учеников московской школы № 1060 Кирилл Викторович Лазуткин – иностранец. И в классе, и на переменах он говорит только по-английски. И ни для кого не делает исключения.
— Если бы я когда-нибудь сказал хоть слово по-русски, – говорит он, – ребята сразу бы смекнули, что у них есть пути к отступлению. И в каждом трудном случае прибегали бы к родной речи. А так им поневоле приходится объясняться на языке.


Иноязычный учитель – одна из самых древних и эффективных методик изучения иностранного, особенно для малышей. Именно так в двуязычных семьях вырастают дети-билингвы (умело пользующиеся двумя языками). Просто с мамой ребенок говорит, к примеру, по-французски, а с папой – по-русски. С этой же целью в дворянских семьях на роль гувернера приглашали иностранцев и отдавали им в распоряжение мир детской комнаты. Нанять такого приходящего учителя можно и сегодня. Только родителям стоит иметь в виду, что репетитор должен знать не только язык, но и особенности возрастного развития. То есть быть хорошим психологом. Так как обучение в 3–4 года, 5–6 и 7–8 лет должно быть построено по совершенно разным методикам.
— В старшем возрасте у такой системы обучения есть и свои недостатки, – говорит Зинаида Никитенко, кандидат педагогических наук, доцент кафедры лингводидактики МГЛУ. – Теперь даже зарубежные коллеги признали, что эффективнее учить иностранный осознанно, с опорой на родной язык.


…Звенит звонок, и восемь второклашек с флейтами окружают Кирилла Викторовича. Они наигрывают популярную английскую песенку на слова Роберта Бернса, а потом весь класс хором поет. Переход в англоязычную реальность состоялся, можно начинать занятия. Хотя урока в привычном его понимании (с зубрежкой и скучными повторениями) здесь нет. Все происходящее можно назвать мини-спектаклем, где учитель играет ведущую (но не единственную!) роль. Здесь есть и разложенный на разные голоса речитатив про дни недели, и жестовое сопровождение предлогов: on (на) – руки кладутся на голову, in (в) – рука указывает внутрь тела, between (между) – две руки по бокам, и рассказываемая разными голосами история про Винни-Пуха. Сказку с изображением пчел, карабкающегося на дерево мишки и прячущегося под зонтиком поросенка рассказывает, конечно, Кирилл Владимирович. Но дети следят за повествованием и вставляют нужные слова в умело сделанные паузы.
— Хороший учитель должен быть и клоуном, и музыкантом, и актером в одном лице, – уверен Кирилл Владимирович. – Только тогда ребятам будет действительно интересно. И пусть они поначалу понимают не все слова (я не упрощаю речь для малышей), зато они учатся слышать чужие интонации и существовать в иноязычной реальности.


— Главная задача учителя иностранного – создать мотивы для общения, – говорит Зинаида Никитенко. – Удовольствия в зубрежке слов и грамматических структур не находят даже студенты языковых факультетов. Что уж говорить о детях! Для них единст­­венный настоящий интерес связан с игровой деятельностью.
Мамам и папам нужно помнить: ребенку не объяснишь, что знать язык надо для карьеры и свободного общения за рубежом. Учиться прилежнее он от этого не станет. Если учитель строит свой урок на одной единственной фразе «Children, repeat after me» («Повторяйте за мной»), не стоит надеяться, что ребенок хоть как-то продвинется в изучении языка. Кстати, подобным образом можно проверить и работу репетитора. Если ребенок говорит, что заниматься ему скучно, от услуг этого человека лучше отказаться. Чтобы раз и навсегда не отбить охоту к изучению языка.


— Children, who wants to be a teacher (Кто хочет быть учителем)? – задает провокационный вопрос Кирилл Владимирович.
И малыши с удовольствием выходят на его место, чтобы вызвать к доске товарищей и попросить их исполнить свои команды – встать на скамейку, закрыть глаза, поднять правую руку, левую ногу, и все это одновременно. В процессе принимает живейшее участие весь класс.
— Danila, – укоризненно замечает подглядывающему товарищу мальчуган со второй парты, – close your eyes (закрой глаза)!
И тут звенит звонок.
— Это нечестно! – раздается возмущенный детский голос. – До звонка еще 4 минуты…
— Слышали? – спрашивает у меня позже за обедом польщенный Кирилл Викторович (мы сидим в столовой за отдельным столом, так что он все же говорит по-русски). – Лучшая оценка проведенного урока. А ведь увлечь сразу тридцать человек не так-то просто. Я не делю ребят из младших классов по группам, как принято на иностранном. Мне кажется, в изучении языка очень важна хоровая деятельность.
А еще у нас нет ни зачетов, ни контрольных работ. Мы просто хорошо проводим вместе время.


— Преимущество школьного изучения в том, что дети овладевают языком в общении со сверстниками. Поговорить с другом (с куклой, сказочным персонажем) намного интереснее, чем со взрослым человеком. С другой стороны, занятия с репетитором дают возможность расширить сферу применения языковых навыков. Золотое правило изучения иностранного: главное – общение! – поясняет Зинаида Никитенко.
— Какая из форм обучения будет эффективной, зависит от индивидуальных особенностей ребенка, – добавляет Татьяна Цехмистренко, профессор кафедры физиологии, экологии и медицины МГПУ. – Есть дети, которые очень быстро осваиваются в процессе общения, доброжелательно настроены. Им лучше учить язык в группах. А есть дети с небольшими коммуникативными способностями – им нужен индивидуальный контакт. Вообще успех изучения языка зависит от того, насколько выбранная методика отвечает особенностям и потребностям ребенка.


Китайская грамота

Вообще с иностранными языками связано много штампов: школьное обучение не может быть хорошим, если учить язык, то только английский… А ведь родители должны не только выбрать учителя, но и угадать, какие специалисты будут востребованы к моменту выхода из вуза.
Одна из тенденций – возрастающая с каждым годом популярность экзотических восточных языков. В том числе китайского. И это неудивительно. Китай уже – самая населенная страна, а в будущем (по прогнозам экономистов) обещает стать и самой развитой. Курс уловили во многих странах. К примеру, в известной английской школе «Брайтон» китайский включен в число обязательных предметов. Не отстают и российские школы.
— Общепринятое мнение, что китайский язык очень труден из-за иероглифов, ошибочно, – уверена Ольга Николаевна Семенова, директор московской школы № 1948. – В буквенных языках надо запоминать все слова, как они есть. В китайском же, зная 200 простейших иероглифов, можно прочитать 80% текста. Сложные знаки
составлены из простых, и если понять логику мышления, то можно догадаться о значении.
Мы используем особую методику преподавания через образы. С начальной школы учим разбирать иероглифы на составные части – откуда какая черточка идет и что означает. Такие навыки учат детей по-другому смотреть на мир, видеть то, что скрыто от других. Ведь эти значки не что иное, как отражение древних знаний и представлений. К примеру, в иероглифе, обозначающем дерево, заключен весь биологический процесс жизни дерева. Китайский язык очень развивает. И не только образное мышление и цепкую память, но и зрение, музыкальный слух (до абсолютного), дыхательную систему и многое другое. А еще наши дети настоящие труженики – спокойные, целеустремленные и сосредоточенные. А это те качества, которые каждому из нас стоило бы позаимствовать у тысячелетней культуры.


Классический опыт
В прошлом знание языков считалось показателем благородства и образованности. Сегодня некоторые заведения возрождают традиции классического гимназического образования – с изучением 3–4 языков.
— Если сказать кратко, классическое образование – это математика плюс два древних языка, – считает Всеволод Зельченко, методист древних языков Санкт-Петербургской классической гимназии № 610. – Как показывает столетняя практика, эти предметы лучше всего развивают интеллект. Перевод древних текстов очень напоминает решение математической задачи. За 18 лет существования школы мы привыкли к тому, что олимпиады по математике и латыни нередко выигрывают одни и те же ученики.
А еще древние языки очень помогают в изучении новых – через них легко понять особенность строения любого языка. Так что английский и немецкий осваиваются без особых проблем.
Некоторые могут законно поинтересоваться, почему в качестве древних выбраны эти языки,
а не санскрит или древнеперсидский. Ответ простой – из-за огромного количества написанных на этих языках шедевров европейской литературы. Чтение Гомера, Еврипида, Горация приближает детей к отечественным классикам. И осмелюсь предположить, что человека, читавшего в подлиннике греческих авторов, сложнее обмануть: он легче распознает в словах собеседника скрытые смыслы.
P.S. Иностранный язык – это целый мир со своими законами, образами и представлениями. Поэтому обучение иностранному будет эффективным только в том случае, если превратится
в живой увлекательный процесс общения. А каждый его участник будет узнавать для себя что-то новое. Не о структуре грамматики, а о мире вокруг. Вот через это познание и приходит совершенствование в языке.