№11, ноябрь 2018 года

Спросите своих детей, что стало для них самым первым уроком, когда они пришли в первый класс. Ответы могут вас удивить. Как и собственные воспоминания на эту тему. Я вот на первом уроке рисовала на листочке в клеточку, как я собираю на даче цветы. Старательный жирный контур простым карандашом, чуть смазанные лепестки (проехала рукавом коричневого платья по рисунку), сами цветы больше девочки, стоящей на плоской, параллельно клеточкам, траве. Кто-то вспоминает, как мальчиков учили пропускать в дверях девочек, с какими мелкими приключениями шли куда-то парами по длиннющим коридорам. Для кого-то было внове, что нужно здороваться и прощаться. Обращаться за помощью к старшим. Не кидать, куда попало, куртку и рюкзак, а то потом не найдёшь. Выражать приличными словами своё недовольство, а не пытаться немедленно уничтожить обидчика. Вот это всё – сначала, а русский с математикой – потом, хотя они тоже важны.

Многие скажут, что всему этому они учились сами, но стоит нам стать родителями и дожить до дня, когда в школу пойдут наши дети, – и мы понимаем, что это работа учителя. Наша тоже – но когда дети оказываются в новом месте и без нас, им многое приходится осваивать заново и с помощью другого человека. Теперь нам предстоит наблюдать за перипетиями этих отношений со стороны, вникать в них, даже если не очень хочется. Выслушивать ребёнка, бежать за объяснениями к педагогу и убеждаться, что точек зрения на происходящее в школьном мире как минимум три. И надо искать баланс между желанием быть на стороне ребёнка, доводами учителя и объективной реальностью. А главное – доверять учителю и уважать его, чтобы то же самое сделали в новом для них мире наши сын или дочка. И вот тогда можно переходить к математике и русскому.

 

Ваш главный редактор Алла Виноградова

 

 

Тема номера

Ученик и учитель: война и мир

В 6­м классе Андрея как будто подменили. Обычно мальчик ходил в школу с удовольствием, а тут начал придумывать любой предлог, лишь бы остаться дома, – то живот болит, то голова. Всё чаще стали появляться двойки по русскому языку. Мама решила серьёзно поговорить с сыном и выяснила, что виной всему его отношения с новым учителем русского языка. Педагог, заявил мальчик, его ненавидит, постоянно кричит на него и несправедливо ставит оценки.

От взаимоотношений ребёнка и учителя часто зависит само желание ходить в школу и заниматься уроками. Если педагог – увлечённый предметом человек, который справедливо и уважительно относится к детям, то к нему на урок школьники идут с удовольствием. Когда учитель повышает голос, необъективно относится к ученикам, так и хочется избежать с ним встречи. Что делать, если возникают проблемы  с педагогом?

 

Гость номера

Ольга Дмитриева: «В музее мы стараемся научить детей видеть красоту»

Любят ли сейчас дети ходить в музей? Да, но им там нелегко: уж очень далеко то, что они видят, от реалий современной жизни. Однако музеи не стоят на месте, они активно развиваются, используют в работе новые технологии, и главное – они становятся всё ближе к детям. Для юных посетителей создают специальные программы, цель которых – не только познакомить детей с историей и культурой, но и приобщить их к творчеству. О том, как современный музей работает с детьми, рассказывает Ольга Дмитриева, заместитель генерального директора по развитию просветительской деятельности и популяризации Музеев Московского Кремля.

 

Консультация специалиста

Микробы кишечника на страже здоровья

Внутри человека живёт огромный, сложный организм – микробиота. Это симбиоз примерно триллиона микроорганизмов, населяющих кишечник. Микробиота контролирует нашу жизне­деятельность и определяет болезни, которые возникают у человека в течение жизни. Эти взаимоотношения построены на бартерной основе: человек обеспечивает бактериям дом и пищу, а те поддерживают его здоровье на высоком уровне.

Микробиота – сложная и нестабильная система. Один из злейших её врагов – антибиотики, которые часто используются мамами для лечения детей неоправданно и без назначения врача – например, чтобы убрать остатки простуды (сколько же можно пропускать школу?). Антибактериальные препараты берут с собой среди прочих лекарств в отпуск – на случай летней простуды или расстройства желудка: на отдыхе болеть некогда. Но виновниками ОРВИ, как и 60–75 % случаев диареи, являются не бактерии, а вирусы.

Антибиотики на вирусы абсолютно не действуют, а микрофлоре наносят мощный удар. Дело может закончиться, например, антибиотик-ассоциированной диареей – тяжёлым заболеванием кишечника.

Школа, домашние задания, занятия с репетитором – родители гордятся своими детьми. И не задумываются, чем это может обернуться для юного трудоголика.

Умственные и эмоциональные перегрузки, стрессы, недосыпы дают толчок к развитию гастродуоденита, синдрома раздражённого кишечника и других заболеваний. И тогда дисбиоз становится их неразлучным спутником, а самочувствие ребёнка резко ухудшается.

 

Профилактика

Осенняя хандра

 

Моя подруга почти месяц ходила с дочкой по врачам. Сдали анализы – всё в норме. А десятилетнюю Машу, ещё недавно остроумную и озорную девочку,  просто не узнать: стала вялой, медлительной, днём её так и тянет в сон, а вечером с трудом засыпает. Начала обижаться из-за любых пустяков, чуть что – глаза на мокром месте. Даже к любимому компьютеру совершенно охладела. Похудела, осунулась. На все вопросы «Что у тебя болит?» её ответ был одинаковым: «Ничего». В конце концов подруге посоветовали хорошего детского невролога, который и поставил диагноз. «Осенняя депрессия», – услышала она от доктора и недоверчиво переспросила: «Депрессия? У ребёнка?! Первый раз слышу...» – «Как и многие родители. Это не классическая депрессия, это проблема временная. Не переживайте, справимся». И, посвятив маму в программу действий на ближайшую перспективу, добавил: «А через пару недель милости прошу ко мне. Договорились?»

 

 

Школа вакцинации

Прививки по алфавиту

 

Груднички – особое дело, за графиком их прививок мамы следят очень трепетно, даже специальный календарь заводят. Малыши 6–7 лет, которым предстоит пойти в школу, а значит, предъявить медкарту с информацией о вакцинации, тоже не обделены вниманием. А вот со старшеклассниками всё обстоит по­другому. Взрослые зачастую даже не знают о том, что подростков нужно прививать.

В Интернете, откуда большинство мам черпает ответы на медицинские вопросы, информация о прививках обычно ограничивается шестилетним возрастом, и получается, что старшеклассникам вакцинация вообще не нужна. Однако иммунитет после введения вакцин не вечен (в отличие от выработанного, в случае когда ребёнок перенёс инфекцию), поэтому в период от 14 до 18 лет защитные иммунные реакции необходимо обновлять путем ревакцинации.

За те 7–8 лет, что прошли с момента прививок, сделанных перед школой, эпидемиологическая ситуация в стране и мире изменилась, появились новые (или хорошо забытые старые) угрозы, для профилактики которых требуется дополнительная вакцинация. Это как с антивирусной программой, установленной в компьютере: её нужно периодически обновлять или переустанавливать, чтобы система работала.

Вот список инфекций в алфавитном порядке, от которых взрослеющий ребёнок должен быть защищён. Проследите, чтобы он получил защиту сполна: в подростковом возрасте детские инфекции переносятся тяжелее, чем в дошкольном и младшем школьном.